Белый городок, воздвигнутый на возвышенном месте, виден издалека. В четкой планировке расположились добротные постройки для коров и телят. Тут же водонапорная башня и котельная, гараж и навесы для сельскохозяйственных машин. Корма тоже рядом: грубые — в центре выгульных площадок под навесами, сочные — в наземных бетонированных траншеях.

Территория расчерчена асфальтированными дорожками. Стройные ряды молодых берез.

Рабочий день на ферме начинается с рассветом. Приходят люди, включают один за другим механизмы, И оживает городок. Спешат к воротам тракторы с кормораздатчиками. Гудят вентиляторы, нагнетая в помещения чистый, подогретый калориферами воздух. Мелькают в руках доярок новенькие, блестящие аппараты. Минута, другая — и побежали молочные ручейки. Автоматический счетчик, установленный в молочной, покажет итог. А он не мал — за день здесь получают в среднем восемь тонн молока.

С первого утреннего часа ферма работает как единый, отлаженный механизм. Что обеспечивает быстрое включение в действие всех его звеньев? Механизация? Не только она.

Прежде всего концентрация всех цехов, всех технологических линий этой «фабрики молока». Все необходимое — от кормов до техники — находится рядом, под руками. И это помогает животноводам выдерживать нормальный производственный ритм в любое время года, в любую погоду.

Вовсе не излишество для любой фермы асфальтированные дороги или благоустроенные выгульные площадки, санпропускник или котельная, гараж. Они так же, как и система машин, создают удобства, облегчают труд животноводов, помогают им добиваться высоких надоев. Но вся беда в том, что хозяйство не может пойти на дополнительные расходы, если на ферме всего 100—200 коров. Тяжким грузом лягут затраты на себестоимость продукции.

Иное дело промышленное животноводство. Совершенно необходимо крупной высокомеханизированной ферме образцовое вспомогательное хозяйство. Впрочем, и вспомогательным-то его не назовешь. Без этих звеньев не сработает механизация, нарушится технологический процесс. Вот почему дополнительные расходы быстро окупаются центнерами продукции, часами сэкономленного труда.

Примененная в хозяйстве механизация позволяет за полтора-два часа доставить и раздать корма для всего дойного стада. На комплексе с этим легко справляются трое механизаторов. Один работает на погрузке силоса и соломы, управляя погрузчиком ПСН-1 или фуражиром ФН-1,2, а еще двое — на тракторах «Беларусь» с раздатчиком КТУ-10 подвозят и раздают корма.

Чтобы прошел раздатчик, кормовые проходы пришлось расширить до 2,2 метра. А ширина коровника (он построен по старому проекту) —18 метров. Что же в таком случае открыло «зеленую улицу» мобильному транспорту?

— Укороченные стойла,— объясняет главный зоотехник.— Их длина —140 сантиметров, и этого коровам достаточно, если учесть, что продолжением стойла служат кормушки. Пришлось лишь немного изменить их конструкцию. Они сплошные, бетонированные, с низкими бортами. Лежащие животные могут теперь держать голову над кормушкой.

И снова смелое новаторство ломает привычные представления, нормативы. Раздачу кормов с помощью мобильного транспорта можно внедрять и в старых, более узких, чем строятся нынче, помещениях.

Однако проехать кормораздатчику на тракторной тяге мешает не только ширина прохода, но и недостаточная высота пересекающих его коммуникаций. Всякий раз, когда надо «впрячь в одну повозку» мобильный транспорт и «Даугаву», возникает эта проблема: как закольцевать молокопровод, чтобы он не мешал движению транспорта.

Монтажники подняли молокопровод над кормовым проходом на высоту 2 метра 35 сантиметров, срезав соответственно борта кормораздатчика. Но при такой высоте подъема может происходить сбивание молочных шариков. Чтобы не допустить этого, на каждом кольце поставили разделительные пробковые краны. Во время доения петля моло-копровода перекрывается краном, поднятая поперечная часть трубопровода как бы выключается. Молоко теперь идет не по кругу, а только в одном направлении — в танк. На время промывки молокопровода краны ставят в прежнее положение, и система вновь замыкается.

Как важно, внедряя комплексную механизацию, позаботиться о создании хороших условий для животных! Часто даже на новых фермах не беспокоятся о том, насколько велики теплопотери, влажность, загазованность воздуха. А ведь от микроклимата в помещении зависят здоровье животных, их продуктивность.

Особенно важно наладить хорошую вентиляцию, если внутри помещения используется трактор и навоз накапливается под полом коровника. На ферме применен именно такой вариант раздачи кормов и уборки помещений. Но в них всегда чистый воздух. Системы отопления и вентиляции выдержали испытания и нынешней суровой зимы.

— В коровниках у нас всегда тепло, сухо,— рассказывает зоотехник.— Даже в самые лютые морозы, когда ртутный столбик показывал минус 40—45 градусов, температура в помещениях не падала ниже 15 градусов тепла.

В каждом коровнике смонтированы четыре калориферные установки с вентиляторами, обеспечивающими восемнадцатикратный обмен воздуха в час. Этого вполне достаточно, чтобы водяные пары, углекислый газ и аммиак удалялись с потоком выбрасываемого через шахтные колодцы воздуха.

За работой вентиляторов днем следит сантехник, ночью — скотник. В течение суток они несколько раз нажимают пусковые кнопки, и вентиляторы нагнетают за час 110 тысяч кубометров чистого теплого воздуха.

В помещении нет сквозняков. Животные хорошо защищены от холодного воздуха и при открытых воротах. Их перегораживают «воздушные занавесы». Прямоугольные воздуховоды с продольными щелями расположены по обе стороны ворот. Потоки теплого воздуха, нагнетаемого вентиляторами от калориферных установок, невидимым барьером закрывают проем.

Каждый день из главных ворот комплекса выезжают автоцистерны с молоком. А с противоположного, «черного» хода отправляются целые караваны машин, груженных удобрениями. Многие сотни тонн органики вывозятся отсюда на поля. Молочный комплекс стал и фабрикой удобрений.

Невелика проблема, если на небольшой ферме день-другой не вывезут навоз. Но когда ежедневное его поступление исчисляется десятками тонн, любая задержка может попросту вывести комплекс из строя. Обычные скребковые и штанговые транспортеры, металлоемкие, порой выходящие из строя, здесь не подходят. К тому же их применение связано с перевалкой навоза с одного транспорта на другой, привлечением дополнительной рабочей силы. Как избежать таких недостатков, какой вариант наиболее прост и эффективен? И как, наконец, создать единую технологическую линию «ферма — поле»?

Пересмотрев ряд существующих схем механизации, местные проектировщики выбрали сплавную систему удаления навоза. Выбрали — и сразу же столкнулись с трудностями. Дело это новое, посмотреть в действии было негде. Пришлось до всего докапываться самим, ставить многочисленные опыты, вновь и вновь возвращаться к расчетам. Ведь малейшая погрешность в размерах и профиле каналов, выборе материала — и система не сработает.

Теперь поиски позади. «Система безотказна» — таково мнение специалистов и рядовых работников фермы. Она надежна, проста в эксплуатации, не требует сложного ухода, обеспечивает быстрое удаление отходов, не выходит из строя даже в сильные морозы.

Бесспорна и экономическая выгодность. На ферме втрое сократился штат скотников. Со временем их будет всего двое.

И еще одна цифра: каждая тонна удобрений обходится хозяйству в два с лишним раза дешевле, чем раньше.

Как работает эта система? Навозная жижа скапливается в проложенных вдоль стойл V-образных лотках из армированного бетона. Глубина их — 80 сантиметров. Чтобы не допустить просачивания жидкости, стенки лотков покрыли жидким стеклом и битумом. Сверху лотки прикрыты металлической решеткой и имеют наклон к поперечным каналам, от которых отделены легкими затворами. Каналов два, они проходят через коровники и впадают в центральный коллектор, ведущий в навозохранилище.

Большую часть времени система находится «в состоянии покоя» — идет накопление навоза в лотках. Скотнику со скребком здесь почти нечего делать.

Укороченное стойло и полужесткая цепная привязь, ограничивающая движение животного вперед и назад, обеспечивают сбрасывание отходов непосредственно в лоток, где они скапливаются на «водяной подушке». Раз в пять дней поднимают затворы, и вся масса по наклонным каналам устремляется самотеком в центральный коллектор. Затем убирается последняя преграда — задвижка «лудло». Навоз начинает поступать в котлован.

Растекаться по всему котловану ему мешает сооруженная заранее бульдозерами торфяная запруда. Много работы в это время у бульдозеристов. Мощные тракторы подталкивают к образовавшемуся «озеру» заранее подвезенную сухую торфяную крошку, стальными ножами перемешивают ее с навозом и фосфоритной мукой. Вот уже готов прикрытый, «законвертованный» со всех сторон и сверху штабель. Пройдет еще два дня, и можно вывозить удобрения. Один за другим к штабелю подъезжают тракторы с прицепами. Два погрузчика едва успевают заполнять тележки.

Для вывозки навоза создан специальный механизированный отряд. Как только будут вывезены готовые удобрения, его рабочие вновь начнут подвозить к котловану торф, а по истечении пяти дней цикл работ повторится.

В отряде трудятся 16 человек. В их распоряжении — 15 тракторов, погрузчики, тележки. Техника помогает людям справиться с нелегким делом в любую погоду. Всю зиму, несмотря на холода, уборка, приготовление и вывозка удобрений проходили строго по графику.

В летний период крупный рогатый скот содержится на пастбище. Вокруг животноводческого комплекса создано 258 гектаров долголетних культурных пастбищ, которые разбиты на загоны и огорожены.

В зимний период применяется силосно-концентратный тип кормления крупного рогатого скота. Грубые корма (сено, овсяная и ячменная солома) скармливаются в загонах. Раздача силоса осуществляется кормораздатчиком, который достаточно производителен и надежен в работе, обеспечивает двустороннюю раздачу сочных кормов по кормушкам.

В том году в хозяйстве впервые заложили сенаж, который обошелся намного дешевле других кормов. Лучшее кормление и содержание скота, повышение его породности (на комплекс завезены животные черно-пестрой породы из Эстонии) позволили увеличить удои в целом по стаду с 1402 килограммов до 3 500 килограммов.

Создание крупной молочной фермы с комплексной механизацией основных трудоемких процессов резко улучшило условия труда работников животноводства. Доярки и скотники освободились от выполнения таких трудоемких операций, как раздача кормов, уборка навоза из помещения, переноска молока.

Осуществлен переход с трехкратной ручной дойки на двукратную механическую. Все работники фермы переведены на пятидневную неделю с двумя выходными днями.

Производительность труда со времени создания комплекса увеличилась в полтора раза. Значительно снизились прямые затраты на производство одного центнера молока. В среднем на одного работающего приходится около 14 коров. Нагрузка на одну доярку увеличилась с шестнадцати до двадцати пяти коров, а на одного скотника — с сорока до восьмидесяти голов. Заканчивается организационно-техническая подготовка к обслуживанию каждой дояркой пятидесяти коров.

Благодаря повышению культуры производства большая часть продукции комплекса отправляется непосредственно в торговую сеть, что повысило реализационную цену молока.